ASPMedia24

Горячие новости
В СЛЕДУЮЩЕМ ВЫПУСКЕ
«ПУТЬ ТОПЛИВА» С ПОМОЩЬЮ VR-ТЕХНОЛОГИЙ (ВИДЕО)
  ПРОДЛЕНИЕ МЕХАНИЗМА ПОДДЕРЖКИ ЛЕГПРОМА
«FUEGO FLAMENCO»

facebook 02 6032twitteryoutube 4725

Главная Интервью МИНИСТР ЗДРАВООХРАНЕНИЯ О ЗДОРОВЬЕ НАЦИИ
28 Июль 2017

МИНИСТР ЗДРАВООХРАНЕНИЯ О ЗДОРОВЬЕ НАЦИИ

inter 28072017Брифинг Вероники Скворцовой по завершении заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам 26 июля.

Из стенограммы:
В.Скворцова: Сегодня прошло заседание президиума совета по приоритетным проектам и стратегическому развитию. Особое внимание было уделено приоритетным проектам в области здравоохранения.

Из 16 направлений, которые рассматривались несколько месяцев назад, мы оставили четыре наиболее значимых. Они были рассмотрены на самых разнообразных площадках – в Правительстве, в Министерстве экономического развития, в Агентстве стратегических инициатив, в Высшей школе экономики, широко – в экспертном сообществе. Из четырёх проектов три были одобрены уже окончательно, и по одному нам дана рекомендация ещё по некоторой доработке.

Сегодня мы утвердили три проекта.

Первый проект посвящён формированию здорового образа жизни у россиян. Актуальность этого проекта очевидна, потому что 60% всех влияний на здоровье человека, на продолжительность его жизни – это его образ жизни. Прежде всего такие факторы: пища и режим питания, режим физической активности, уровень стресса и деструктивное поведение, то есть самоотравление человека теми компонентами, которые вредны для здоровья, прежде всего это алкоголь и алкогольные напитки при их неумеренном употреблении, табачные изделия и заменители табачных изделий – электронные сигареты, вейпы и так далее.

Поэтому этот проект имеет две большие блоковые составляющие. Первая – это создание условий для того, чтобы можно было вести здоровый образ жизни, включая нормативно-правовые акты, ограничивающие возможность потребления алкогольных и табачных продуктов и электронных сигарет и вейпов. И специальный блок – программа, которая реализуется вместе с Минсельхозом, Россельхознадзором и Роспотребнадзором, по маркировке продуктов питания на предмет их пользы для здоровья. Это будет добровольная на первом этапе часть проекта, и маркировку будут внедрять сами производители при принятии решений экспертным сообществом.

И важнейшая часть этого проекта – это, безусловно, информационно-коммуникационная кампания, которая должна пройти, с одной стороны, очень массово, с другой стороны, выверенно, с микротаргетированием по разным социальным группам в зависимости от пола, возраста, интересов этой социальной группы. Мы должны задействовать центральные телевизионные каналы и социальные сети, использовать рекламные баннеры, различные возможности в учреждениях первичной медицинской помощи и в тех местах, где скапливается народ, и так далее.

Задача – создать такие креативные материалы, которые бы воздействовали на конкретные социальные группы, не вызывая отторжения.

Отдельный блок в этой программе будет реализовываться с Министерством образования и науки, в том числе открытые уроки в школах, посвящённые здоровому образу жизни. Кроме того, мы вместе с Министерством образования, наши эксперты минздравовские разработали большой блок в ОБЖ. Мы разработали учебные пособия и для детей, и для родителей, и для учителей, специальные дневники, которые учат детей следить за своим здоровьем и здоровьем своих бабушек, дедушек, своих домашних.

Поэтому наша задача – уже с дошкольных учреждений достаточно активно внедрять приверженность здоровому образу жизни. Это первый проект.

Второй проект посвящён внедрению современной, технологичной поликлиники. На территории нашей страны мы этот проект запустили несколько месяцев назад вместе с экспертами «Росатома», технологами. Фактически это фабрика технологий для поликлиник, взрослых и детских, на территории нашей страны. Мы начинали с трёх регионов. Брали по две поликлиники на каждый регион (одну взрослую и одну детскую). На сегодняшний момент это уже 115 поликлиник в 40 регионах. До конца года мы увеличим число поликлиник, вошедших в проект, до 200. И в течение ближайших двух лет – 2018–2019гг. – 2 тыс. поликлиник будут включены в этот проект. Это фактически столпы первичного звена. Таким образом, активное тиражирование накопленного положительного опыта пойдёт по всей стране.

В чём заключается этот проект? Проект заключается в том, что на место выезжает медико-технологическая бригада, которая мониторирует все процессы, как они проходят, от момента входа в клинику – запись на приём к врачу, ожидание врача, сдачу анализов, получение результатов, прохождение диспансеризации и так далее.

И по всем процессам происходит оценка несовершенств и тех ключевых зон, которые заставляют людей ждать, неэффективно тратить время, которые мешают работать врачам и среднему медицинскому персоналу. И сейчас у нас разработано несколько эффективных моделей разных поликлиник (взрослых и детских), которые позволили нам, скажем, на примере одного объекта в течение четырёх-пяти месяцев полностью преобразить технологические процессы и улучшить логистику внутри медицинских организаций.

По результатам могу сказать, что, во-первых, существенно упрощается и становится комфортной запись на приём к врачу с использованием всех возможных механизмов – электронная запись, через инфомат, через кол-центр или при непосредственном визите в вежливую регистратуру, которая сейчас стала напоминать Сбербанк: можно комфортно, сидя, не тратя много времени, разговаривать с не отвлекающимися регистраторами, потому что фронт-офис отделён от бэк-офиса, который занимается отдельно принятием телефонных звонков.

Следующий момент: разделены потоки больных и здоровых пациентов, которые пришли для профилактических мероприятий или за какой-то дополнительной информацией. Разделены функционально обязанности врача и среднего персонала. Ряд непрофильных функций, которые нёс на себе человек с высшим образованием, перенесены на специально подготовленного специалиста со средним медицинским образованием, и существуют специальные кабинеты приёма. Первый этап диспансеризации можно пройти максимум за два дня, в принципе за один раз, линейно, без долгого ожидания у кабинета. Время ожидания у кабинетов сократилось более чем в три раза. И совершенно изменилась технология прохождения лабораторных исследований. Поликлиники, которые уже сейчас в проекте, показали резкое увеличение удовлетворённости населения, которое приписано к этой поликлинике, качеством полученной медицинской помощи. Наша задача – этот позитивный опыт распространить на поликлиники страны.

У нас увеличилось количество врачей в первичном звене за последние время, причём особенно значимо в сельской местности. Мы снизили сейчас коэффициент совместительства. Он в среднем у нас, хотя 20 лет был выше (1,52–1,54), составил сейчас уже 1,42 по отрасли, для терапевтов участковых – 1,2, для педиатров участковых – 1,1. Соответственно, у нас есть возможность развиваться без волнения о кадрах, которые в первичное звено придут. Более того, в этом году у нас впервые оканчивают студенты медицинские вузы по новым стандартам, с допуском после аккредитации трёхуровневой для работы врачами первичного звена – участковыми терапевтами и педиатрами. Мы в этом году выпускаем большое количество молодых специалистов, мы считаем, что не менее 30% от них должны прийти в первичное звено. И дефициты, которые пока в системе сохраняются, в течение трёх лет максимум будут полностью устранены.

И третий проект, чрезвычайно важный, посвящён повышению квалификации врачей и среднего медицинского персонала, который работает в отрасли здравоохранения. Этот проект (он один из центральных для нас) содержит два смысловых блока.

Первый – это полный переход на допуск к профессиональной деятельности посредством аккредитации. Аккредитация проводится по международному стандарту – ОСКЭ. Точно такую проводят в Америке и Европе. Состоит из трёх экзаменов.

ЕГЭ по медицине по соответствующему профилю, к которому допускают. Системно это организовано по механизму, близкому к школьному ЕГЭ, с учётом персонального варианта, который складывает компьютер, видеомониторинга и так далее.

Вторая часть – сам экзамен ОСКЭ. Это экзамен на навыки и умения в соответствии с конкретной специальностью, который проводится в симуляционно-тренинговых центрах.

И третья часть экзамена – на клиническое мышление, решение ситуационных задач.

Сейчас у нас есть договорённость на уровне Всемирной организации здравоохранения: когда мы закончим включение всех в аккредитацию (а всех – это значит 1,9 млн человек, работающих в системе, с высшим и средним специальным образованием), мы перейдём на систему взаимообращения нашими специалистами, дипломами и аккредитационными листами с другими странами. Это знаково и значимо, потому что уровень должен быть либо международный, либо никакой. Это понятно. Не бывает каких-то национальных уровней, уровень всегда должен соответствовать лучшим мировым стандартам.

Мы начали этот процесс в прошлом году. И в прошлом году у нас аккредитацию прошло 7,5 тыс. первых выпускников только по двум специальностям: фармация и стоматология. В этом году уже сдают выпускники по всем восьми базовым специальностям из группы «Здравоохранение и медицинские науки». Это более 32,5 тыс. выпускников. На следующий год впервые сдают аккредитацию выпускники колледжей со средним спецобразованием – это примерно 80 тыс. человек. И с 2019 года подключаются все, кто оканчивает ординатуру, то есть узкие специалисты по более чем 60 специальностям, – это ещё 15 тыс. человек. Дальше, с 2020 года, мы должны подхватить тех, кто проходит раз в пять лет реаккредитацию.

В общей сложности, когда эта система заработает полностью, мы ежегодно должны будем впервые аккредитовывать 150 тыс. человек и около 350 тыс. человек будут проходить реаккредитацию, которая проводится раз в пять лет.

Для того чтобы эта система заработала так, как она должна заработать, нам необходимо иметь 114 аккредитационных центров. Причём у нас должны быть независимые полипрофильные аккредитационные центры в каждом округе из восьми, плюс – во всех городах-миллионниках, плюс те 97 центров, которые мы создали за два года на базе ведущих вузов Минздрава, Минобрнауки (где есть медицинские факультеты) и федеральных институтов – наших федеральных классических университетов: Московский университет, Санкт-Петербургский университет и другие.

Они тоже должны быть дополнены необходимыми модулями, с тем чтобы наряду с базовыми симуляционно-тренинговыми возможностями у них появились и эндоскопия, и лапароскопия, и лапаротомия, и эндоваскулярные различные возможности, и трепанационные возможности, и различные ортопедические возможности и так далее.

То есть сейчас уже экспертное сообщество составило перечень спецификаций того, что в обязательном порядке должно быть в таком центре, для того чтобы всех специалистов, включая хирургические специальности, можно было проверить на специальных симуляционно-тренинговых аппаратах, протезах и так далее.

Поэтому это грандиозная работа. Она, кроме того, что необходимо инфраструктуру соответствующую создать, требует ежегодного обновления огромного количества тестов, кейсов, задач ситуационных и так далее.

Для этого мы создали федеральный методический центр на базе Первого Московского государственного медицинского университета имени Сеченова. Этот центр уже работает и за два года отшлифовал свои навыки.

И отдельная тема – это эксперты. Дело в том, что вузы, которые обучают ребят, не имеют права принимать участие в аккредитации. Точно так же, как при ЕГЭ: сдавай в другой школе.

В данном случае они создают площадку аккредитационную, но они не допущены к самим этим экзаменам. Экзамены проводит независимое профессиональное сообщество: и представители профсоюзов, и представители высшего образования из других вузов. Эти комиссии аккредитационные создаются нормативным актом ежегодно. В этом году в системе принимало участие более 4 тыс. экспертов из всех 85 регионов страны, но только по базовым дисциплинам.

Конечно, я хотела бы поблагодарить Национальную медицинскую палату, которая с помощью своих подразделений (они есть уже во всех территориях) нам предоставила выбранных по определённым жёстким критериям экспертов. Но оказалось, что даже эти эксперты требуют обучения и подготовки, особенно для принятия второго экзамена – ОСКЭ, поскольку это система контроля в одну сторону, то есть человек оказывается в комнате с непрозрачным для него стеклом, а с другой стороны эксперты его видят, и всё, что он говорит и делает, через микрофон передаётся экспертам. На что обратить внимание, какие моменты отмечать, фиксировать и так далее – это особый тренинг.

Сейчас у нас для страны создано (для первичного звена) более 2 тыс. высококлассных экспертов, специально подготовленных и аттестованных. Но это не могут быть всё время одни и те же люди, потому что система требует в том числе и изменения экспертного сообщества, чтобы не было каких-то патологических устойчивых связей и так далее. Это тоже понятно. Над всем этим в рамках первого блока проекта мы работаем. И понимание важности этого проекта есть у всех.

Вторая часть этого проекта тоже чрезвычайно важна. Врач должен учиться всю жизнь. И создание правильной системы непрерывного профессионального образования, когда не надо куда-то ехать, а можно со своего автоматизированного рабочего места войти в портал непрерывного образования и по своей специальности выбрать существующие интерактивные модули, пройти эти модули, ответить в начале и в конце на тесты с определением коэффициента выживаемости знаний и таким образом подтвердить, что тобой этот материал освоен, – это первый момент. Сейчас 600 модулей для врачей первичного звена уже создано, включая важнейшие, полезные, очень хорошо иллюстрированные – на онконастороженность. Любой визит к врачу должен включать у него автоматически необходимость смотреть на больного с точки зрения раннего выявления онкологии, эту настороженность. Наша задача – увеличить число этих модулей до 5 тыс., распространив их на все узкие специальности.

Кроме этих модулей есть полный перечень программ теоретической подготовки, тренингов в симуляционно-тренинговых центрах и стажировки на рабочих местах. Человек имеет право раз в пять лет выбрать модули, которые его интересуют, и бесплатно пройти повышение квалификации.
Реаккредитация для людей, которые уже в системе, конечно, проходит по иному механизму – с учётом портфолио, того, что человек предъявляет. Это как бы кредитные баллы за пять лет: как он поднял свою квалификацию, через какие новые блоки он прошёл, как он ими овладел. Плюс перечень всех операций, которые он сделал и так далее. То есть портфолио учитывается, поэтому механизм несколько облегчённый.

С другой стороны, поскольку мы активно внедряем систему управления качеством медицинской помощи, в случае если у одного и того же врача мы выявляем конкретные ошибки (нарушение порядка оказания медицинской помощи, несоблюдение критериев качества, нарушение клинических рекомендаций), у нас появляются основания (этот момент мы сейчас вместе с Минтрудом отрабатываем, это в трудовом законодательстве будет конкретизировано) направить этого  врача на внеочередную экстренную аккредитацию, то есть заставить повысить свою квалификацию. Если какие-то ошибки совершаются, здесь причины могут быть разные. Либо это отсутствие условий для того, чтобы сделать так, как надо, тогда это вина главного врача, и это тоже сейчас предусматривается отдельной правкой в законодательство. Либо халатность, когда знаешь, как надо, и всё у тебя есть под рукой, а почему-то не сделал. Либо просто отсутствие надлежащей компетенции и квалификации, тогда надо образовывать и аккредитовывать.

Мы достигли фантастического качества медицинской помощи в наших лучших учреждениях – и в федеральных национальных центрах, и в лучших региональных. У нас просто сейчас в геометрической прогрессии увеличивается количество людей, которые из других стран приезжают к нам получать медицинскую помощь. За первые пять месяцев – 60 тыс., а в прошлом году за весь год 20. То есть резкое увеличение. И касается это высокотехнологичной помощи и специализированной помощи.
Соответственно, нам важно, чтобы невозможно было иначе. То есть нам нужно создать систему, которая бы сама выбраковывала патологические элементы, – создать систему управления качеством. Это важнейшая, третья программа.

И четвёртая программа, которая сегодня не рассматривалась, а просто была как бы обозначена и будет рассматриваться в конце августа, как мы надеемся, связана с той же проблемой качества: формирование вертикально интегрированных профильных систем. То есть связи национальных головных центров медицинских с профильными подразделениями регионов. Это и телемедицинская связь – круглосуточные телемедицинские консультации, разборы сложных больных, видеоконференции, это постоянное организационно-методическое руководство профильными подразделениями в регионах. Контроль за состоянием кадровой составляющей, именно национальные центры должны определять потребность системы в профильных специалистах и давать нам эту разбивку по регионам, потому что это будет лежать в основе наших бюджетных мест по конкретному профилю. И обновление смысловых документов ежегодное – те же клинические рекомендации. Сейчас технологическое развитие ускоряется, нам нужно, чтобы не один раз принять, и потом пять лет ждать, пока пересмотрим, это должны быть живые документы, которые постоянно должны обновляться, соответственно, и нормативные документы на их основе и так далее.

Поэтому эти вертикальные профильные системы позволят нам создать как бы вытягивающий механизм. И при сочетании с предыдущим блоком контроля качества на местах это будет эффективно работающая система. Поэтому задача это сделать, и сделать в достаточно жёсткий период времени. Мы думаем, что нам понадобится как минимум три года (от трёх до пяти лет), чтобы эта система вся работала как гармоничный слаженный механизм.

Вопрос: Можно уточняющий вопрос о механизмах прохождения проектов через совет? Сегодня три проекта были рассмотрены...

В.Скворцова: Они были одобрены, с Минфином согласованы.

Вопрос: То есть дальше – разработка нормативно-правовых актов?

В.Скворцова: Они включаются в бюджет, включаются уже в бюджетный процесс. И мы очень надеемся, что в 2018г. эти три проекта полноценно пойдут в реализацию.

Вопрос: Достаточно, чтобы президиум их одобрил, сам совет не должен?

В.Скворцова: Совет уже одобрил направления 21 марта текущего года. Президент дал добро и поручения по разработке конкретных проектов. Эти конкретные проекты были разработаны. Они были рассмотрены сначала на экспертных и общественных площадках, потом на разных площадках – Открытого правительства, Экспертного совета при Правительстве, внутри Правительства, потом уже рассматривал проектный комитет Правительства. И уже окончательная версия с учётом всех нюансов и каких-то комментариев и так далее была вынесена сегодня.

Они хорошо проработаны, и сегодня вопросов ни у кого не возникло, они были утверждены. Вот четвёртый проект – на последнем этапе (хотя он на всех предыдущих этапах был одобрен) нас попросили кое-какие моменты уточнить, поэтому они будут уточнены, и он повторно будет рассмотрен. Но он очень важен для системы. Очень важен, потому что суть федеральных центров не в том, что это просто некие элитные клиники, – они должны быть переформатированы, это должны быть флагманы. Профили должны работать на всю страну по государственному заданию и выполнять те функции, которые государство на них возложило. Это важнейшее направление.

Вопрос: По первому проекту. Вы говорили о здоровом образе жизни, что, в частности, нужно создать условия для того, чтобы население меньше потребляло табачные изделия. И сказали о нормативных актах.

В.Скворцова: Имеется в виду и концепция по борьбе с табаком, и антиалкогольная концепция, и стратегия здорового питания, и наша работа вместе с Минспортом по расширению массовой физкультуры и спорта. Здесь очень много блоков. Это отдельный блок, большой, который ведётся прежде всего финансово-экономическим блоком, по регулированию алкогольного рынка. Так или иначе эти блоки все будут консолидироваться в этот проект. Но всё-таки основным вектором этого проекта является информационно-коммуникационная кампания и формирование эмоционально-волевой установки людей на здоровый образ жизни. То есть то, что называется мотивацией, эмоционально-волевой установкой. Для того чтобы волю свою человек в этом направлении направил, надо очень постараться. И у разных людей – разного возраста, пола, социального статуса, рода занятий – совершенно разные механизмы формирования волевых установок. Это всё должно быть очень деликатно учтено. Потому что мы понимаем, что все наши усилия хороши, если сам человек хочет быть здоровым. А если он не хочет быть здоровым – хоть мы все с вами перевернёмся через голову, мы не сможем достичь того результата, на который рассчитываем.

Вопрос: Принятие каких-то конкретных нормативных актов, ограничивающих употребление табака, алкоголя, в этих проектах прописано?

В.Скворцова: В нашей ещё находящейся на рассмотрении концепции,
которая сейчас на согласовании с ФОИВ, есть подходы, которые сейчас обсуждаются. Сегодня мы не обсуждали конкретные нормативные акты, потому что нужно, чтобы эта концепция была всеми принята и одобрена, и уже в плане реализации этой концепции будут разрабатываться конкретные нормативные акты.

Вопрос: А когда закончится согласование концепции с ФОИВ?

В.Скворцова: Мы ожидаем в ближайшее время. Мы бы хотели к началу нового учебного года, внести в Правительство концепцию.

Вопрос: Это антитабачная концепция?

В.Скворцова: Да.

Вопрос: Вы говорили о том, что резко возросло число пациентов, которые из других стран приезжают лечиться. А это прежде всего страны СНГ или другие страны?

В.Скворцова: Страны СНГ само собой, но география существенно расширилась. Скажем, у нас есть пациенты из Германии, Израиля, Великобритании. Причём если раньше иностранцев привлекала в основном наша стоматология, которая намного дешевле, чем стоматология в этих странах, то сейчас это очень широкий спектр.

Это репродуктивные технологии. Они, пожалуй, опередили всё, потому что самая лучшая школа ЭКО, в том числе с генетическим модифицированием, сейчас у нас в стране. Люди, которым не удались попытки родить в Германии, Нью-Йорке, приезжают к нам. Скажем, в нашем федеральном Центре акушерства, гинекологии и перинатологии имени Кулакова специальный их центр по репродуктивным технологиям имеет одну из самых высоких в мире эффективность.

Кроме того, это ортопедия, ортопедические операции высокотехнологичные, включая мелкие суставы, не только тазобедренные – коленные, голеностопные, соответственно, эндопротезирование. Это очень сложные виды нейрохирургии, связанные, скажем, с сосудистыми мальформациями. Наша школа не просто высоко котируется в мире, а одна из самых передовых. Вообще, если говорить об уникальных операциях, которые требуют, скажем, одновременной работы трёх-четырёх разнонаправленных бригад (нейрохирурги вместе со спинальными хирургами, вместе с травматологами, ортопедами работают одновременно, в одной операционной), – у нас фантастический опыт. И когда отказывается весь мир от каких-то операций, в том числе у детей, наши специалисты это делают блестяще. И у нас уже накоплен опыт, когда после сложнейших операций более 10–15 лет ребёнок прекрасно развивается, оканчивает школу с золотой медалью и так далее. Поэтому нам реально есть чем гордиться. Задача заключается в том, что нельзя допустить отрыва лучших наших лидерских центров от тела отрасли. Страна огромная, очень разнообразная, везде, в каждом регионе есть свои нюансы и сложности. Наша задача – создать единую систему, с едиными требованиями к качеству и едиными механизмами недопущения искажения этого качества. А лучшие центры – они и должны остаться лучшими. Но они растут, и с ними планка качества должна расти тоже. Если нам удастся эту задачу, очень нетривиальную, решить, мы будем первой страной в мире, которая такую программу выполнила.

Вопрос: А четвёртый проект?

В.Скворцова: А четвёртый проект должен подключиться, он очень важен.
 
По материалам Правительства РФ

Прочитано 417 раз

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главная Интервью МИНИСТР ЗДРАВООХРАНЕНИЯ О ЗДОРОВЬЕ НАЦИИ
Яндекс.Метрика