ASPMedia24

Горячие новости
В СЛЕДУЮЩЕМ ВЫПУСКЕ
СДЕЛКА ЕВРОБИЗНЕСА ПО АКЦИЯМ МОЛОЧНОГО ЗАВОДА В РФ
  ПРЕМИЯ ИНСТАKIDS AWARDS 2017
БИЗНЕС-ГАЛА «ЗАЗЕРКАЛЬЕ»

facebook 02 6032twitteryoutube 4725

Главная Интервью ЭНЕРГЕТИКА ШВЕЙЦАРИИ «ЗЕЛЕНЕЕТ»
29 Сен 2017

ЭНЕРГЕТИКА ШВЕЙЦАРИИ «ЗЕЛЕНЕЕТ»

В Швейцарии в этом году прошёл референдум по энергетической реформе. На референдуме победили сторонники отказа от атомных электростанций в пользу перехода на возобновляемые источники энергии. «Зелёный» вектор развития швейцарской энергетики был закреплён в программе «Энергетическая стратегия 2050», нацеленной на постепенное сокращение использования ядерной энергетики в период до 2050г.

Главным импульсом для разработки такой программы стала трагическая катастрофа на японской АЭС «Фукусима-1». Именно последствия этого события заставили Швейцарию по-новому взглянуть на свою атомную энергетику. В качестве альтернативы предлагается переход на экологически чистые и восполняемые ресурсы и технологии.

Во время визита в Швейцарию корреспонденты издания «Редкие земли» встретились в Федеральном департаменте окружающей среды, транспорта, энергетики и связи Швейцарии (DETEC) с Жаном-Кристофом Фуэгом, руководителем Международного отдела Швейцарского федерального управления энергетики (Swiss Federal Office of Energy), который рассказал, как федеральные власти страны намерены перестроить всю энергетическую отрасль на основе экологичности и новых инновационных технологий.

- В отличие от Германии, где все атомные станции будут закрыты в соответствии с утверждённым графиком, пять швейцарских АЭС будут продолжать работать до тех пор, пока они будут безопасны и рентабельны. Определены ли сроки закрытия этих станций?

- Первая станция закроется уже через два года по причине своей нерентабельности. Оставшиеся пока продолжат свою работу - какие-то дольше, какие-то нет. Неизвестно. Но, очевидно, что, чтобы восполнить нехватку электроэнергии, нам надо стабилизировать энергопотребление.

Строительство атомных станций в Швейцарии не ведётся с середины 1980-х годов, это стало невозможно после аварии на Чернобыльской АЭС. Тогда наши предприятия инвестировали средства во французские атомные станции, получая электроэнергию из Франции по долгосрочным контрактам. Многие из этих контрактов сейчас истекают, и надо думать, чем восполнить дефицит энергии. Часть этого дефицита мы постараемся закрыть за счёт возобновляемых источников, в Швейцарии это главным образом солнечная энергия. У нас также есть небольшой ветровой потенциал, получение энергии из биомассы и, может быть, в очень далёком будущем, геотермальная энергия. Но это пока недоказанный потенциал будущего, а покрывать дефицит надо уже сейчас.

- Какой же может быть выход?

- Возможно, это будут новые газовые станции. Но на сегодняшний день в Европе никто не построит такие станции, поскольку оптовые цены такие низкие, что рентабельность новых станций весьма сомнительна. Либо это будет импорт из окружающих европейских стран. Летом, когда много воды, у нас всё нормально, мы даже экспортируем энергию. А зимой мы зависим от импорта, главным образом из Германии. Но энергетический ландшафт в Европе очень быстро меняется. Например, прошлой зимой во Франции была очень острая ситуация, поскольку одна треть всех атомных станций остановились и вся Европа, в том числе и Швейцария, помогали Франции.

- Под «стабилизацией» вы понимаете сокращение потребления энергии? С помощью каких инструментов вы намерены этого добиться?

- Мы уже утвердили «зелёный» тариф, чтобы субсидировать «зеленую» энергетику. Здесь мы пытались не повторить те ошибки, которые были сделаны в Германии. В Германии внедрили «зелёные» тарифы без потолка, безгранично. И сейчас в Германии из бюджета выделяется около 20 миллиардов евро в год на поддержку «зелёной» энергетику. В Швейцарии у нас с первого дня был определён потолок, установлен единый тариф финансирования - 1,5 цента на киловатт-час. Порог, который определён на сегодняшний день - около 90 миллионов франков. Почти половина из них - субсидии на «зелёный» тариф, но есть и другие вещи, такие как, например, тендеры на проекты повышения энергоэффективности. Уже восемь лет мы организуем такие тендеры. Любой человек, любое предприятие может выступить с идеей. Это конкурс. Мы, конечно, нацелены на проекты с большим сроком рентабельности - больше 4-х лет, это условие, чтобы участвовать в этих тендерах. Подобные тендеры - швейцарское изобретение. Сейчас аналогичная система уже создана в Германии и Португалии. В Бразилии тоже изучают наш опыт.

- Россия не интересуется?

- В плане энергогенерации и энергопотребления Россия и Швейцария сильно различаются. В Швейцарии, например, фактически нет тяжёлой промышленности, нет тепловой энергетики, около 60% генерации дают гидроэлектростанции. При этом наши существующие гидростанции традиционные большие. В основном они сейчас нерентабельны из-за того, что оптовые цены на электроэнергию в Европе сильно упали. Это связано с тем, что европейский рынок открыт для крупных потребителей, которые могут покупать энергию где хотят, и получать очень низкие цены. Остаются, конечно, частные потребители, но они не могут покрыть затраты гидроэлектростанций. Большинство новых, возобновляемых источников - это солнечные станции, так как горные условия Швейцарии не очень подходят для ветряных станций.

- Потребитель может выбирать, у кого покупать электроэнергию. Будет ли он покупать более дорогую, если она более экологична?

- Большие потребители - те, кто потребляет более ста мегаватт-часов в год, - свободны. Они могут покупать там, где хотят. У нас почти 90 энергетических компаний, почти в каждой деревне есть своё электропредприятие. Несколько лет назад был выбор и для частных клиентов. Например, частный клиент мог выбрать портфолио, где 50% «зелёная» энергия и 50% - серая, то есть неизвестного источника. Люди готовы сейчас платить немного больше за «зелёную» энергию, доля которой всё время растёт. Но, в конечном итоге, вам как частному клиенту приходится покупать то, что есть, хотя вам и показывают источник вашей электроэнергии.

Также в Швейцарии есть такой инструмент энергетической и климатической политики как налог на СО2. Касается он только стационарного потребления, транспортное топливо под него не подпадает. В классическом смысле это даже не налог, так как деньги идут в Минфин и потом возвращаются на медицинское страхование, на социальные затраты. Это как целевой фонд на цели поощрения «зелёной» энергетики.

- Есть ли налоговые привилегии для тех, кто занимается энергетическими инновациями, внедряет новые энергетические стандарты, активно участвует в программах энергосбережения?

- Да, это касается каждого предприятия в отдельности. Необходимо провести аудит и доказать, что энергосбережение было существенным, что предприятие достигает снижения эмиссии. После аудита определяется, какой была экономия, и предприятие освобождается от этого налога.

- Недавно прошёл референдум об утверждении энергетической стратегии до 2050г. Как в связи с её реализацией изменятся тарифы на электроэнергию?

- Этого предсказать никто не может. Пока в Европе есть избыточные мощности, цены будут низкие. Но объёмы эти х мощностей снижаются, и цены будут расти. Но главное, что этот рост в Швейцарии ограничен значением 2,3 цента на киловатт-час. Это будет максимальная дополнительная цена, которую будет платить потребитель, а не так как в Германии, где рост тарифов законодательно не ограничен. У нас максимальная надбавка прописана в законе, который будет действовать до 2023г. После этого уже не будет «зелёных» субсидий, и цены предсказать никто не может.

- То есть, нет согласованной тарифной политики до 2050г.?

- Нет, поскольку у нас свободный рынок. Единственное, что у нас регулируется, это тариф на сеть. Но цена на энергию свободна. Можно лишь предвидеть, что лет через пять энергетические мощности себя исчерпают, и цены начнут подниматься. Чтобы сохранить положение, в энергетику надо инвестировать.

- Существует ли в Швейцарии проблема неплатежей?

Нет. В Европе, например, в Греции, даже в Великобритании есть термин «энергетическая бедность». Это когда семья тратит более 20% дохода на оплату энергии. Это большая проблема в Великобритании, во Франции, в Испании, как и в России. Но в Швейцарии это вообще не проблема. Если спросить на улице любого, сколько он платит за месяц, он, скорее всего, не знает. Где-то примерно 100 франков. Но они не знают. Это так.

- То есть, электроэнергия у вас — это дешёвый ресурс?

- Да, это так. Но это не значит, что её не надо экономить. Мы сейчас начали программы по энергосбережению. Мы показываем, что в конечном итоге действительно можно что-то сберечь. Если даже из ста франков можно сберечь пять франков, это всего лишь стоимость кофе в ресторане. Но важен сам факт.

- Будет ли Швейцария первой страной, где по конституции энергия будет бесплатной?

- Нет, этого никогда не будет. Наоборот, мы хотим показать людям, что ресурсы имеют ценность. Энергия не падает с небес, её надо вырабатывать. Отсюда этот налог на СО2.

- Как в Швейцарии формируется общественное мнение в поддержку «зелёных» технологий? Участвуют ли в этом СМИ?

- Обычный, типичный швейцарец открыт «зелёным» идеям. Потому что электропредприятия впервые начали продавать «зелёную» энергию ещё лет десять тому назад. Тогда клиент ещё не был готов или был готов только частично. Но на сегодняшний день люди даже не задают вопросы, они покупают «зелёную» энергию.

Что-то новое всегда приживается не сразу. Например, специальные мешки для мусора. За каждый такой мешок ёмкостью 30 литров надо платить два франка. Сначала был скандал, люди отказывались платить. Было даже такое понятие - «мусорный туризм». Люди ездили на машине в соседний город, чтобы избавиться от мусора. Но это было только сначала. На сегодняшний день люди принимают это. И уже пошла обратная связь. Например, супермаркеты начали уменьшать упаковку, потому что люди не хотят нести домой лишний мусор, который наполняет мешок, который стоит денег. И это влияет на всю систему, уменьшая количество мусора. Конечно, для пропаганды бережного отношения к электроэнергии надо делать какие-то кампании, особенно среди молодёжи, чтобы они осознавали, что ресурсы не бесконечны.

И есть уже новые тенденции, которые лет десять назад ещё не наблюдались. Например, часть молодёжи принципиально не хочет водить машину. Просто они говорят, что машина им не нужна. Общественный транспорт хорошо развит, и незачем загрязнять окружающую среду.

- Общественное мнение влияет на энергетику?

- Да. Например, мы получали для наших атомных станций топливо из России, от Росатома. Часть этого топлива происходила с завода «Маяк», где много-много лет назад была авария. Наши люди хотели получить гарантии от Росатома, что теперь всё очищено, всё в порядке и так далее. Было международное исследование под эгидой МАГАТЭ, участвовали немецкие институты, которые пытались доказать, что вокруг завода «Маяк» - повышенный уровень онкологический заболеваний. Положительный ответ от Росатома мы так и не получили. В итоге, сейчас швейцарские АЭС больше не получают ядерное топливо от Росатома. Теперь получают из Америки.

- То есть это было лоббирование в интересах Америки?

- Это было общественное влияние. Оно было очень сильным.

- Но кто управлял общественным мнением?

Самым активным был Гринпис. Иногда Гринпис, скажем, преувеличивает какие-то вещи. Но в этом случае их эксперты были очень знающими. Это были люди, владеющие информацией.

- В России Гринпис обладает репутацией лоббиста в пользу американских топливных компаний.

- Но сейчас ядерное топливо в Швейцарии в основном французское. И ещё, у нас есть запрет на переработку. После того, как топливо было использовано один раз, мы посылаем его во Францию, где его перерабатывают и присылают нам обратно на хранение. У нас есть промежуточное хранилище на севере Швейцарии, где оно лежит до того, как мы найдём конечное подземное хранилище.

- Разве вы не отправляете отработанное топливо?

- Нет. По закону - это наш мусор, и мы ответственные, чтобы найти место в Швейцарии для его хранения. В своё время в парламенте правые высказывались за то, чтобы посылать отработанное топливо в Россию, в Казахстан, в Австралию. Но большинство считают, что это наш мусор, мы - ответственные и мы должны найти собственное решение. Ведь существует же атомная энергетика в Швеции, в Финляндии, где нашли хранилище. Наша задача - тоже найти такое место. И провести разъяснительную работу среди населения. Это длительный процесс.

- Есть ли в таком случае будущее у атомной энергетики в Швейцарии?

- Пока общественное мнение против, это показал референдум. Шансы, что кто-то построит новые атомные станции в Швейцарии, скажем, в течение одного поколения, равны нулю. Нам потребовалось много времени, чтобы общественное мнение было более или менее стабилизировалось после Чернобыля, и тут случилась авария на Фукисиме. Другой аргумент, что сейчас, в условиях свободного энергетического рынка в Западной Европе, без субсидий просто невозможно ничего построить. Атомные станции, помимо проблематики мусора, ещё и крайне низкорентабельные. Единственная возможность развивать атомную энергетику - через получение огромных государственных субсидий, кредитных гарантий как в Америке. Либо через введение для атомной энергетики эквивалента «зелёного» тарифа как в Великобритании, где тариф для атомных станций даже более щедрый, чем тариф для солнечной и ветровой энергетики. Но строительство новой атомной станции в Великобритании при этом финансируют французы и китайцы. Швейцария - не Россия, не Китай, не Индия, где есть государственная поддержка атомной энергетики. Здесь строительство новых АЭС просто экономически невозможно.

По материалам «Редкие земли»

Прочитано 154 раз

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Главная Интервью ЭНЕРГЕТИКА ШВЕЙЦАРИИ «ЗЕЛЕНЕЕТ»
Яндекс.Метрика