ASPMedia24

Новости Историиyoutube 4725

Главная Press&world business ИТАЛЬЯНСКОЕ ЭХО ПАНДЕМИИ
07 Июль 2020

ИТАЛЬЯНСКОЕ ЭХО ПАНДЕМИИ

Автор 

Экономика

Минусы иммиграционной политики Д.Трампа

«Предотвращая въезд новых иммигрантов, Трамп наказывает американскую экономику», - такое мнение выразила Дженнифер Хант, специалист по трудоустройству и иммиграции в министерстве финансов США, обеспокоенная последствиями кризиса на рынках труда.

В интервью французской газете «Монд» она заявила, что кризис, вызванный пандемическими рисками, увеличивает разрыв в заработной плате между высококвалифицированными и низкоквалифицированными работниками (…). Она также считает, что после частичного закрытия дверей для иностранцев, экономика США будет окончательно ослаблена.

Ситуация на рынках труда в долгосрочной перспективе зависит от каждой страны. Но одно можно сказать наверняка: оставленные «шрамы», вероятно, будут более заметны у тех, кто к моменту пандемии ещё не вернулся к своему уровню производства до рецессии 2008 г., например, Италия. (…)

Механизм карантина был эффективным, позволяя компаниям удерживать своих сотрудников, избегая необходимости расставаться с ними в попытке повторно нанять их позже. Если же из-за возобновления пандемии эти схемы выйдут за рамки одного года, появится небольшой риск, что государство станет субсидировать старые методы производства, сохранять рабочие места, которые плохо сочетаются с развитием технологий. Но этот риск остаётся, в основном, вторичным и ограниченным по сравнению с затратами, которые может вызвать массовая безработица.

(…) По словам Хант, нынешняя рецессия во многом отличается от предыдущей. В 2008 г. она впервые охватила мужчин, которые преобладали в промышленной и строительной отраслях. На этот раз женщины, более многочисленные в сфере туризма, гостиничного бизнеса, общественного питания и розничной торговли, пострадали в первую очередь - по крайней мере, пока. (…)

Перемещение обрабатывающей промышленности создаст мало рабочих мест, полагает эксперт. Лишённые дешёвой рабочей силы, работодатели автоматизируют производство и нанимают лишь несколько высококвалифицированных специалистов для программирования и обслуживания роботов и других машин. Так что лучше пусть рынок сам определит место работы. Если мы рассмотрим выгоды для принимающих стран и более низкие затраты для потребителей, чистое влияние будет положительным для всего мира.

Но, несомненно, офшоринг также проигрывает локально, в странах, из которых уходят заводы. Некоторые работники не могут найти сопоставимые рабочие места: важно сосредоточить на них помощь, одновременно помогая молодым людям подготовиться к интеграции отраслей будущего. Конечно, трудно это идентифицировать уверенно, но можно безошибочно сказать, что здравоохранение - одно из них.

(…) Вызывает разочарование тот факт, что с начала пандемии ряд стран разыгрывали карту каждой для себя, в том числе, в рамках Европейского Союза. (…) Пандемия и проблемы сбоя выдвинули на первый план обстоятельство, что определённые производственные цепочки слишком сильно зависят от предложения отдельной страны. Из этого следует сделать вывод, что мы должны диверсифицировать эти источники, а не пытаться переместить все, считает Дженнифер Хант.

Тем более, что репатриация многих отраслей промышленности имеет смысл для такой большой страны, как Германия, тогда как для небольшого государства, например, для Швейцарии, это не имеет никакого смысла. (…) Это заставляет не очень оптимистично смотреть в будущее.

Ужесточение Дональдом Трампом миграционной политики и пандемия могут на некоторое время ограничить перемещение рабочих, но в краткосрочной перспективе последствия будут ограничены, поскольку иммиграция всегда сокращается во время рецессий. Трамп приостановил выдачу грин-карт и некоторых рабочих виз до конца 2020 года. Если случайно пандемия будет взята под контроль до того времени, эти ограничения окажутся вредными для роста экономики.

В 2017 г. группа экспертов из Национальной академии наук продемонстрировала, что иммиграция в Соединённые Штаты не влияет на занятость коренных американцев и мало влияет на их зарплату. Основные расходы бюджета связаны с обучением детей мигрантов в государственных школах. Предотвращая въезд новых людей, Трамп, таким образом, накажет американскую экономику, лишив её дополнительного стимула, связанного с увеличением потребления, уверена эксперт.

Слишком часто споры касаются интеграции иммигрантов и вопроса их предполагаемой стоимости для государственных финансов. В основном Хант интересует их влияние на местных работников в принимающей стране. Похоже, что иммиграция низкоквалифицированных работников также способствует развитию американской экономики, поскольку они предлагают услуги, которые иногда плохо предоставляются местными (работа на дому, уход за детьми и т. д.), что способствует диверсификации навыков и улучшению специализации местной рабочей силы.

Наши исследования также показывают - они специфичны для американского случая, - что прибывающие в США высококвалифицированные иммигранты, широко присутствующие в информатике, также способствуют росту экономики и инновациям. В среднем они подают в два раза больше патентов, чем местные специалисты, напоминает эксперт.

(«Монд», Франция, 6 июля)

После пандемии

Откуда коронавирус нагрянул в Италию?

Дата, которая уже вошла в историю Италии: 20.2.2020, когда первый случай Covid-19 был диагностирован в больнице Кодоньо (на севере страны. – Прим. ред.). Внезапно мы столкнулись с наихудшим сценарием: эпидемия возникла без легко идентифицируемого происхождения. На сегодня «Нулевой пациент» отсутствует. Но две государственные больницы работают над полноценным научным исследованием, которое пытается внести ясность. Первое: определить, когда вирус проник в Ломбардию. Второе: почему он бушевал в этом регионе, и даже ещё сильнее в долинах Бергамо. Третье: пришёл ли вирус напрямую из Китая или другим маршрутом? И каким? (…)

Отложим официальные даты, ибо теперь мы поняли, что Китай несёт ответственность за несвоевременное и лишь частичное раскрытие эпидемиологической информации (первая госпитализация заболевшего от Covid-19 в больнице Уханя зарегистрирована 8 декабря 2019 года). Возможно, даже раньше, но китайские официальные лица сообщили о наличии случаев атипичной пневмонии 31 декабря офису ВОЗ в Пекине, что, в свою очередь, потом потребовало времени. Задержка на месяц больно ударила по всему миру.

Но когда же Covid-19 появился в Ломбардии? Чтобы установить это, миланские медики, начиная с января, провели анализ пакетов донорской крови. За период 12-17 февраля были обнаружены первые пять субъектов с нейтрализующими антителами – это реакция тех, кто вступал в контакт с коронавирусом в среднем через 3-4 недели после заражения. Такие данные позволяют оценить присутствие Covid-19 в регионе, начиная, по меньшей мере, со второй половины января.

Откуда этот вирус взялся в Ломбардии? В исследовании (…) были изучены последовательности генома 350 пациентов. Сравнение генетического профиля позволяет идентифицировать вирусные штаммы и восстановить их взаимосвязь: если они коррелированы, если они происходят от одного прародителя, какие связи они имеют со штаммами других стран? Один из способов отследить различия состоит в том, чтобы измерить так называемое «генетическое расстояние», то есть то, как вирус изменился по сравнению с исходным. Чем больше поколений прошло, тем больше вариантов, как при воссоздании родословной.

С помощью сравнительного анализа показано, что геномные последовательности ломбардийского вируса являются родственниками китайского предка, но существует «генетическая дистанция», опосредованная другими европейскими странами. Предположительно, он прибыл из Германии, где находятся крупнейшие в Европе аэропорты для рейсов из Китая. Журнал The New Journal of England Medicine сообщает, что в середине января менеджер из Шанхая провёл две встречи с 4 людьми; все они дали положительный результат в конце января, включая менеджера, который вылечился жаропонижающими средствами. Согласно реконструкции двух команд ломбардских медиков, европейский этап «пометил» штаммы, которые прибыли в Италию с собственными характеристиками, и более чем одной.

В Ломбардию прибыли штамм A и штамм B, что, в свою очередь, привело к появлению ещё двух. Другими словами: по состоянию на 20 февраля ни один не сработал, но их было четыре, и они находились там уже месяц. Один из них, штамм А, был более «зажигательным», чем другие. Это доказательство того, что в Ломбардии было две вспышки разной матрицы (А и В). Но наиболее деликатным моментом в исследовании является «измерение» разницы между этими штаммами (…).

Первая вспышка произошла в 10 муниципалитетах в окрестностях Кодоньо, Казальпустерленго и Кастильоне-д'Адда, где 25 февраля было зарегистрировано 59 случаев заболевания (0,15% населения). Второй - Валь Сериана, в которой на тот же день зарегистрировано 137 случаев. С тех пор цифры изменяются, потому что Лоди становится «красной зоной», а Долина Сериана закроется с Ломбардией только 8 марта. Восстанавливая число людей, у которых были обнаружены симптомы, совместимые с Covid-19, начиная с 31 января, можно выяснить, что штамм, поражающий область Бергамо (то есть, А), распространялся быстрее. Результаты всё ещё находятся на стадии проверки (…).

Последний вопрос касается того, почему вирусы были сосредоточены именно в этих районах Ломбардии. Здесь у науки нет ответа, а только предположения, основанные на общих характеристиках, которые ведут к логистике и транспорту.

В Лоди действуют 463 транспортные и логистические компании, и их более чем три тысячи работников представляют самую высокую процентную концентрацию в Ломбардии (7%). (…) Рядом с Пьяченцей (пограничным городом, где разразилась такая же вспышка, как в Кодоньо) находятся крупнейшие универмаги северной части страны с их логистикой: Ikea с около 1000 сотрудников (включая 900 внешних кооперативов) и Amazon с 1600 сотрудниками. В Бергамо более двух тысяч транспортных и логистических компаний, 348 из которых занимаются складской деятельностью. В Нембро их 23, в Альцано-Ломбарде - 20. Следует учитывать импортно-экспортные отношения с Китаем и Германией. В Лоди (второй после Милана) 16% импорта сосредоточено из Китая, в то время как из Германии - 5%. В провинции Бергамо 66 крупных производственных компаний связаны с Китаем и Германией. Что касается импорта из Китая, то Бергамо занимает третье место, а 10% импортирует из Германии (второе место после Милана).

Очевидно, что Милан выделяется в абсолютных цифрах, но концентрация компаний, которые могли потенциально импортировать вирус, несомненно, значительна как в Бергамо, так и в районе Лоди. Короче, хотя в конце января мы были сосредоточены на закрытии авиарейсов с Китаем, вирус уже прибыл в Ломбардию, готовый атаковать с двух фронтов, пока в этом регионе не было защиты. Остальное – известная всем хроника.

(«Корьерре дела сера», Италия, 5 июля)

Автор обзора – Геннадий Петров

Прочитано 144 раз

Добавить комментарий


Партнёры

Главная Press&world business ИТАЛЬЯНСКОЕ ЭХО ПАНДЕМИИ
Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru